Прокрастинация как философия

Паоло Соррентино по образованию экономист, но это ошибка. На самом деле, он аптекарь. Доказательство – в Великой красоте, которую я ухитрился посмотреть уже после Молодости.

Визуально Великая красота совершенна в течение 127 минут из 142. Совершенны статичные кадры, в которых вдруг дрогнет чья-то ресничка, совершенна игра света с контрастным пятном в углу, Рим – само совершенство, естественно. Идеально чередуются настроения. Шутка, настроение всего одно. Очень точно переданное ощущение того, что прожитая впустую жизнь – еще не повод впадать в депрессию. Свидетельства пустоты жизни и одновременно отсутствия по-настоящему серьезной рефлексии на эту тему Соррентино дозирует аптекарским шприцем.

Вот эпизод о лицемерии, смотрите и возмущайтесь. Но не слишком возмущайтесь, эпизод уже закончился. Вот романтическая линия, она пошловата, но так и должно быть: настоящие чувства требуют легкой вульгарности. Все, проехали романтическую линию, следующая остановка – трусость. Взглянуть в собственное лицо страшно, но можно остроумно признаться в этом, и все, уже как бы можно ехать дальше, коллекционировать пустоту.

В начале и середине последней трети фильм начинает сбиваться с темпа, вязнуть. Второстепенные как в фильме, так и в жизни героя персонажи уже примелькались, титров ждешь после каждого кадра. Допустим, это задумка: нам должно быть скучно перед мощным финальным эпизодом. После него все на своих местах.

И да, сюжет – для слабаков. Для офигенного фильма сюжет не нужнее, чем орки с эльфами. В смысле, может сработать, но дело не в нем. Никакого сюжета в Красоте нет, и не надо. И так хорошо.


0:02, 5 января 2017
© Кирилл Хаит, 2017 г. | тел.: +79672082977 | e-mail: kirillhait86@gmail.com | Google+